Билет по «Пушке» Билет выходного дня

Охотничьи традиции шорцев - коренных жителей земли кузбасской

Шорская культура оставила глубокий отпечаток в жизни современных кузбассовцев. Язык шорцев увековечен в названиях большинства рек, гор, поселков - Казыр, Балыксу, Ортон, Карлык. Даже русские на первый взгляд названия имеют далеко не русское происхождение. Например, поселок Суета в Таштагольском районе, назван так не потому, что там жизнь суматошная, а происходит от шорского «суу» - вода.

Кем же были и остаются коренные жители земли кузбасской - шорцы?
Основным занятием шорцев с древних времен была охота. Каждый род имел свои охотничьи угодья. Промысловые угодья кузнецкой тайги были поделены между отдельными родами, а внутри между большими семьями - «тёлями». Мальчики уже с 12 лет ходили на лыжах, жили в тайге и считались зрелыми охотниками.
Охотничий промысел «хорыг» представлялся чем-то священным. Нельзя было хвастаться и обманывать. К инвентарю и одежде охотника относились бережно - ни ружье, ни ловушку, ни соболью сетку никогда не бросали, а вешали или клали осторожно и хранили вместе в амбаре, не занося в дом.
У шорцев существовали разные приметы. Например, выйдя из дома, охотники не возвращались назад, даже по необходимости. Никому не разрешалось пересекать охотникам дорогу. Если это случалось, они возвращались домой и отправлялись снова только на следующий день.
Шорцы брали с собой в тайгу сказителя, который днём готовил пищу и дрова, а вечером у костра «пел» сказки. Это было не только развлечением, таким образом охотники задабривали духов - покровителей охоты. Охотничьи духи «сарае», «колунак», «каннатыг», «канатулар» были у разных родов шорцев, их изображения хранили в амбаре или под крышей вместе с другими духами, и «угощали» жирной пищей – маслом и кашей без соли. За «непочтение» дух мог насылать болезни, мешал охотникам прицеливаться в зверя, мелькая перед глазами.

Промысел «хорыг» состоял из двух периодов: осеннего и зимне-весеннего. Последний традиционно начинался по первому снегу в ноябре и состоял из малой и большой охоты. Малая длилась до середины декабря, большая с перерывами - до конца февраля - начала марта.
Зимой отстреливали белку, капканами добывали соболя, ловушками - зайцев, в апреле ставили петли на глухарей. Летом добывали выдр, оленей, коз, маралов. Осенью били барсуков и рябчиков. Инвентарь охотника состоял из фитильного или кремниевого, а позднее пистонного ружья «малтыг», пороха, дроби, пулелейки «калып», сетей «энных», самострелов «айа», деревянных капканов спускного типа «шергей». До появления оружия шорцы для охоты на мелкого пушного зверя использовали лук «чачак» и стрелы «соган». Инвентарь и добыча осенью - весной перевозились на нартах «шанак», а зимой, по рыхлому снегу на волокушах из шкуры лошади «сюртка». Иногда груз просто носили за спиной в кожаных мешках. Охоту в зимний период шорцы проводили на лыжах.
Лыжи делали из черёмухи, полозья обивали «камусом» - шкурой с голени марала или лошади. При спуске с гор пользовались универсальной деревянной лопаткой «каяк» или «курчек», ею также отгребали снег при постройке балагана и установке капканов.
Охотничьи балаганы, сооружались с осени и были двух типов: жердчатые - временные и срубные - бревенчатые, рассчитанные на сезон или несколько. В срубные на весь сезон заготавливался и привозился продовольственный запас. Мука крупного помола из жаренного ячменя или пшеницы «талкан» в кожаных мешках, сытная брага «абыртка» в берестяных туесах, хлеб, сухари, соль, сушеное конское мясо «согум».
Одежда охотников была сшита из домотканого холста «кендыря». Куртка «шабыра», поверх которой надевалась вторая - войлочная, простеганная, с пелериной - воротником из барсучьей шкуры и кендырные штаны. Обувью служили кожаные сапоги, вместо носков - трава «азагат». На голове - холщовая шапка, на руках - рукавицы из кожи. Через плечо была переброшена сумка «арченак» из телячьей или барсучьей шкуры мехом наружу и ремень-портупея «натруска» с набором охотничьих принадлежностей. На поясе висел нож «пычах» в кожаных или деревянных ножнах.